October 29th, 2020

Киев. 29 октября

Сегодня первый по-настоящему темный день.
Утро началось со звяканья телефона.
Муж сейчас работает в офисе и с Бразилией. Приезжает домой в час ночи, иногда в 2. До часа я его жду, а если он задерживается, то пишет мне, что будет позже и я ложусь.
Но все равно это бывает уже обычно не раньше 1:15.
Сова торжествует, а побежденный и подросший было за 3 года жаворонок, который итак давно сидит где-то в глубокой норке, забился в самый темный угол.
Я не могу спать меньше 8 часов. А лучше больше. Чтобы получилось хотя бы 7, надо вставать в  8.15. На это время у меня и стоит будильник.
И начиная с этого времени оживает телефон.
Но встать я не могу. Только под пулеметом.
Рабочая почта звонит особым сигналом.
И вот первое, что я сегодня услышала, был звяк с рабочей почты.
Срочный заказ. На 2 ноября. Не на сегодня же, зачем присылать так рано — до рабочего дня даже? Не глядя — ответила «Доброе утро. Да» Вообще это чревато, потому что там может быть жуть жуткая. И если гриф срочно за 5 дней до даты сдачи, то он должен быть очень большой.  
Но ответила, не вставая и даже почти не открывая глаз.
Пытаюсь спать дальше. Пошли оповещения с обычной почты, потом с вайбера.  Не реагирую.
И вдруг снова рабочий звяк.
Правки по вчерашнему заказу. Причем, не просто принять или нет, а надо переделать.
Делать нечего — встаю и включаю дневной пропеллер. От транслитераций 4 китайских адресов (не заметила, что они разные на разных документах) на голодный желудок еще невключенным мозгом становится хуже, чем от стопки уксуса натощак.
Пришел муж с пробежки. Он несмотря на работу допоздна, встает ни свет ни заря (его организму достаточно 6 , а то и 5 часов сна)  — бодрый и отдохнувший.
Андрей уже оказывается поучаствовал в конференции по английскому на 1 паре.
Жизнь у всех, короче, бьет ключом.
А на улице туман. Солнце не стало вставать сегодня вообще. У вас там скоро луна будет полная и голубая — пусть она и светит. Муж ушел на работу. Заказ я до сих пор не посмотрела. И честно говоря, так и не проснулась.